?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

http://www.litrossia.ru/2011/12/06066.html   Опубликовано здесь

http://www.litrossia.ru/2011/12/06067.html


 

Застенчивый шторм

                                                                    (О поэте Аркадии Пахомове)

 

Аркадий Пахомов – один из основателей СМОГа. У него всего одна тоненькая книжка: «…В такие времена», изданная двадцать лет назад, в 1989г. Много публикаций в журналах. «Знамя», «Огонёк», «Альманах поэзии», «НЛО»,  три номера «Континента».

Он из тех поэтов, о которых многие знают (безусловно знают!), но знают больше не только по стихам, а по каким-то невероятным историям: по счёту разбитых стёкол, выпитых бутылок, приводов, месяцев в Бутырках.   Всё это было уже много раз пересказано, и описано… Даже документальный фильм отснят «Весела была ночь», где главным героем – Пахомов. Теперь о стихах. Только о стихах, о поэзии, и никаких баек.

Его стихи не броские. По сравнению с Губановым они просто незаметны. Даже непонятно поначалу что вдохновляет его на стихи. Но озадачивают они капитально.

Например, стихотворение «Творчество».   Классическая тема. Рука тянется к перу, перо к бумаге, миг и потекут...   Творчество, вдохновение это для поэзии всё. Но вот начинает писать Пахомов. (На кухне пишет.)

Кран замолчал, шаги и шторки,

И ритму, тишину уча…

Начинается описание творческого состояния, мы входим в него от строки к строке. Весь кухонный «гарнитур» учит поэта стихосложению… И вот настаёт самый важный этап - к чему всё идёт? Конечно к Олимпам, но не так всё просто…

Вели к тому, что он зевал,

А лист бумаги – писчей, белой, -

Желтел и только раздражал.

Традиционализм Пахомова обломовской закваски. Этот приём называется – «понижение». 

Если положение Губанова в СМОГе сравнивают с положением Маяковского среди футуристов, то Пахомов по аналогии конечно же – Хлебников. Альтернатива Маяковский - Хлебников хорошо описана. Хлебникову всегда удавалось тихо и негромко посадить своего яркого и громкого друга в лужу.

Вот одна из баек. Маяковский пришел после встречи с полным Георгиевским кавалером и пересказывает разговор. «Он мне говорит, что таких как он в России всего 300 человек, а я ему отвечаю, что таких как я всего один!» Все рады энергии и остроумию юного футуриста. Но из угла раздается тихий голос Велемира: «А таких как я, вообще нет». Или такая байка. «Каждый Виктор норовит стать Велемиром» - саркастически замечает Маяковский. «А каждый Вальтер – Скоттом», находится Хлебников, имея в виду, конечно, своего яркого товарища по цеху.

 Стихи Пахомова не вписываются в Смогистские ниспровергательные манифесты: Смелость, Мысль, Образ, Глубина. Его первые стихи начинались как пародии на Губанова. Например, известный «Фрагмент из поэмы Пугачёв».

В начальных числах чайника

На чешуе плеча

Беспечно и отчаянно

Качалась каланча.

Юрию Кублановскому на каком-то этапе своего пути пришлось отречься от Смогистов. Он сам об этом не раз говорил и писал, что агрессивность, настырность Самого Молодого Общества Гениев (СМОГ) с некоторого момента стала его просто отталкивать и пугать. Аркадию Пахомову не от чего было отрекаться, он в самом СМОГе   был оппозицией. Причём, более серьёзной и твёрдой оппозицией, чем вся внешняя непробиваемая, глухая стена неприязни.

Вот что пишет, «без вести пропавший» Саша Соколов, о реализме друга своей юности.

«Как бы не одолевал авангард, поэту традиции приличествует соблюдать последовательность, стоять на своем. Так сохранит он достоинство, дар, и докажет, что никакая эстетика не исключает другую. Аркадий Пахомов по-прежнему традиционен; словесность его изящна и оригинальна, что и является отчетливым подтверждением вышеизложенной теории».

Поэзия Пахомова – мужественна. Мужество его музы особое. Это мужество побеждённого. Не победителя, а именно  побежденного. Эта сторона мужества как-то мало привлекательна, как и сама неудача. При любой неудаче от нас отворачиваются, но Пахомов тут как тут.

Вот он описывает шторм. Конечно мощь! Но и здесь у него мощь особенная, мощь падения!

Огромный, начинённый криком,

глухим желанием упасть…

Но и этого мало. Шторм в конце концов уходит в самого себя, как какой-то неудачник.

Весь там, внутри,

Переодет, перелицован,

Ритмично, как по счёту три,

По выдоху и по поклону

себе.

Сам занятый собой.

В себя ушедший, углублённый,

Цветы. Тоже не самый редкий предмет для поэзии. Тут есть где разойтись поэту…

От флоксов душных ночью

Я задыхаться начал.

Вот тебе на… Опять редкостная неудача! Но зато правда.

Или свидание. Судя по характеру поэзии и поэта, она скорее всего не должна придти… И точно.

 …тем временем странным, не знающим сроков

Временем тем, как любимая не приходила, не шла…

И не пришла… Так и есть, напрасно ждал. Но этого мало. Время ожидания растягивается до бесконечности, до Страшного суда. Вместо неё  пришла похоронная процессия. Но на героя ничего не действует. Уже и времени нет. А он ждёт.

Так, оставаясь один, размышляя над этим виденьем,

Долго любимую ждал и губами бескровными, ртом

Всё повторял про себя я, нечленораздельно,

Временем тем, возле окон, - не мог различить я – ничто.

Уже всё исчезло, все процессии ушли в небытие (даже похоронные), и кровь обескровилась, уже ничего не различимо, а он чего-то всё ждёт. И помнит о каком-то свидании. И ведь дождётся-таки! Вопреки всему…

«Весела была ночь» - стихотворение ставшее заглавным в документальном фильме, посвящённом выживанию русского нонконформизма и давшая всей ленте камертон. Выживание вопреки всему, вопреки здравому смыслу! Выживание, которого никто не ждёт, потому что не видит жизни. Но её видит поэт. Он видит жизнь там, где её нет. И даже ещё больше, как бы и не об этом и пишет.

Шут с ними, в самом-то деле,

Не о них же… браться писать мне стихи.

Есть такая русская присказка: «пусть мне будет хуже». Это не популярно в реформированном обществе обсуждать. Но поговорки прочнее прогресса и реформ, всегда так оказывается в итоге. «Богатство гинёт, а нищета живёт».

Избавь себя от заблуждения,

от затемнения избавь,

не предоставь себя паденью –

меня паденью предоставь.

не изменяй порядка жизни,

забудь походку, речь, лицо –

живи, не умирай, исчезни –

оставь меня, в конце концов.

Вот такая весёлая, такая зековская и такая русская точка зрения.

 

 

И он повсюду видит, исповедует этот принцип: жизнь начинается после того, как все махнули на тебя рукой. И сколько мощи в этом жесте отрицания. Сколько мощи в этом бесконечном падении гиганта. Сколько воли в этом безволии. Сколько решимости в отказе от собственной силы! Только сверхсильный может позволить себе это. Только такой, как сама Россия…  Недаром песня «Варяг», в которой воспевается героика гибели, стала у нас главной военной песней. Да и «На сопках Манчжурии», поминает совсем не живых воинов. 

Пахомов очень любит играть в буриме. У него из предложенных рифм моментально слагаются шедевры. Мы не раз с ним коротали дни за этими буриме. И у меня сохранилось несколько примеров его творчества. Вот на рифма: лирический - стоический, выпивоха - плохо.

Я знаю, ты парень лирический,

а я, непутевый, и к тому же, как понимаешь ты, - выпивоха.

и свою роль понимаю стоически:

Сегодня плохо. Вчера было плохо. И завтра тоже будет плохо.

Не уверен, что это достойные для публикации стихи, но они как нельзя лучше характеризует его самого. Для себя он оставляет все плохое и трудное, для нас, его друзей и читателей, – все самое доброе.

 

Все таки, не удержусь от байки. К Юрию Кублановскому в «Новый мир» пришел какой-то юный начинающий поэт и стал расхваливать его стихи, уверяя, что с детства знал их наизусть. Метр современной поэзии благосклонно внимал ему. «Особенно мне нравится – верещал юный поэт, - ваше стихотворение «про кроликов»…  И он даже принялся было читать его. Но был остановлен. Вот тут и случился конфуз.  Потому что это стихотворение - хит Аркадия Пахомова, и в 60-е годы пользовалось шумным успехом.

Нет, нет, Пахомов есть в русской поэзии. Его не забывают. Приведу в конце это стихотворение «про кроликов».

 

 

 

Аркадий Пахомов

Дом

Я скажу: на холме был дом,

Под холмом протекал ручей

А еще я скажу потом,

Что и дом, и ручей – ничей.

А еще я скажу, что луна

По ночам валила плетень,

А еще вам полезно знать,

Что была у плетня тень.

А теперь вам следует сесть

В электричку в зеленой шали,

Электричка такая есть

На одном московском вокзале.

А затем вам надо сойти

Возле поля зубчатой ржи,

Этот дом на холме найти,

Расположиться и жить.

Вы должны завести крольчат,

Двух крольчат – да, вот именно двух,

Вечерами смотреть на закат

И думать, обязательно вслух.

Да еще, но не между прочим,

Не забудьте, пожалуйста, среди прочих хлопот,

Я вас прошу, очень –

Разрешите крольчатам бегать к вам в огород.

 

 

***

Допоздна не уснуть, до звезды,

До блуждающей балерины,

Что справляет свои именины

На площадке озерной воды,

До звезды.

 

Допоздна не уснуть, допоздна

может, утро возьмет на поруки

мои странно чужие мне руки

на безжизненном горле вина.

Допоздна.

 

***

Осенним листьям следует кружить,

И расправлять морщинистое небо,

 И завершив в пространстве виражи,

Ложиться навзничь бережно и немо.

Затем им должно затвердить урок

о сущности продуктов эфемерных,

с осадками смешаться равномерно

и набираться силы тихо, мирно,

чтобы из них произошел росток.

Так поступить пристало им судьбой,

однако же резонно их стремленье

откладывать прекрасное паренье

и продлевать, и пестовать мгновенья

ушедшей жизни, начатой весной.

 

Крым

Вечер. После дождя.

Черно-бурая пашня,

А за нею, чуть-чуть погодя, -

Крест и старая башня.

Слева был виноградник,

Пашня – справа,

Вдоль нее сухие ограды,

речка и переправа.

А над всем этим рос закат,

возвышался плавно и строго,

из него-то, из далека,

вытекала дорога.

На дороге был мягкий иней,

он сгущался, но еле-еле.

Мы несли виноград и дыни

и смеялись и что-то пели,

и смотрели по сторонам

и вперед на широкое взгорье,

где закатная тишина,

а за всем этим было море.

 

Люди

Читают книжки, любят гири

подбрасывать, шутить подчас, -

их много, все они другие,

чем те, что были в прошлый раз,

хотя похожи, я их вижу,

когда куда бы не иду:

дают курить, смеются, дышат,

подметки режут на ходу.

Берут закуски, скажем, к маю,

на случай вспоминают мать, -

так смотрят, так все понимают…

И всех их надо понимать…

 

 

БАСНИ

 

***

Однажды он сказал мне:

 - «Ё маё!

Вот 3 рубля. Вот магазин. Ты понял?»

И я пошел, и я купил. Я понял.

И тотчас мы с ним выпили её.
Мораль вне строк,

Вне слов,

Поверьте, бля,

Иначе не дадут вам 3 рубля.

 

 Стихи о пользе выпивки

 

Однажды я напился в стельку.

 Что ж?

Да ничего ж.

 Да может это лучше,

Что я лежал в прохладной, тихой луже,

И не попал в участок, иль на нож,

Да мало ли куда не попадешь, когда ты просто пьян.
Я мог бы доказать. Сам по себе, а если нужно, в лицах,

Что пить полезно, но мораль не длится,

Мораль берет за горло, так бы я сказал,

Не пей чуть-чуть. Так пьют лишь проходимцы.

Пей наповал.

Как я, как пьют провидцы.

Чтобы не двигаться потом, не шевелиться.

Чтоб не бросаться никому в глаза.

 

 

Медведь и петух

Однажды я иду и не свищу,

И вдруг себе, встречаю петуха,

«Никак медведь - кричит. - Здорово, брат, Ха-ха»!

И хлоп, меня, мерзавца, по плечу,

«Я он и есть – медведь, - здорово, брат, петух»,

И по плечу его каналью хлоп,

Петух немедля испускает дух.

Меня берут в железо, в яму. Стоп.

В морали стоит толком разобраться.

Петух своё отжил и отстрадал,

Мораль лишь для меня,

Для медведя.

Не надо равенства. Не надо панибратства,

С тем, кто не по плечу, кто просто слаб и мал.

 

 

 



Comments

( 6 comments — Leave a comment )
marklyando
Mar. 12th, 2011 09:06 pm (UTC)
Эххххее-й!
А я -то думал,что мы давно в друзьях... Но ты мне че то не писал! А пришел бы на наш вечер в Зверь -центре, вдел в юлохххе?
Пахомо оччень мил. Давно мы с ним не выпивали. Как он? Держится?
Привет ему привет!

*
Как Хайям или Бальмонт -
Сегодня я пьян -
Сидя с другом глушу
за стаканом стакан.

Ах, как пил я когда-то
в горах Дарлагяза!.
Одинок и заброшен,
Но молод и рьян...

Из моих рубайи.

:)))
lev_alabin
Mar. 15th, 2011 09:15 am (UTC)
У него инвалидность - 2-я группа. Был инсульт. Сейчас обнаружилди цирроз печени. Скоро положат в больницу.
marklyando
Jun. 1st, 2011 05:55 pm (UTC)
ПАМЯТИ АРКАДИЯ ПАХОМОВА
Ну вот и нет его...

С утра сегодня был на панихиде Аркадия Пахомова - в Елоховской.
Знакомы были с ним еще со времен СМОГА. Больше привлекал тогда , есенинской пронзенности - Леонид Губанов и заунывный лирик В.Алейников. Но потом мягкая манера рослого юноши Аркадия ,его юмор заставляли приглядываться и прислуши- ваться к нему... На фоне, так или иначе пробившихся в известность смогистов, он держался незаметно. Много выпивал в трудные, да и и любые годы.
Иногда мы встречались на Московских перекрестках... Вспоминали времена СМОГА . Маяковку в ночах,стихах,огнях... И вот он лежит в приделе Елоховки -длинный, спокойный, с лицом в редкой бороде, в большемерном гробу, усталаном последними весеннимим цветами... Там и наша - белая и голубая сирень из Томилина. И уже никогда ничего он не напишет и не прочтет...

"...зачем мы ухо-о-дим,
когда над землею бушу-ет весна!?..Пел бард.

" Упокой господи раба твоего-о-о! И прости ему прегершения вольныя и не вольныя-я!"..
взывает пастырь.

Прости ты поэта русского Пахомова Аркадия!- тихо шепчу я - мало, мало он на этом свете пожил...
......................................
Стихи Аркадия Пахомова:
Дом
Я скажу: на холме был дом,
Под холмом протекал ручей
А еще я скажу потом,
Что и дом, и ручей – ничей.
А еще я скажу, что луна
По ночам валила плетень,
А еще вам полезно знать,
Что была у плетня тень.
А теперь вам следует сесть
В электричку в зеленой шали,
Электричка такая есть
На одном московском вокзале.
А затем вам надо сойти
Возле поля зубчатой ржи,
Этот дом на холме найти,
Расположиться и жить.
Вы должны завести крольчат,
Двух крольчат – да, вот именно двух,
Вечерами смотреть на закат
И думать, обязательно вслух.
Да еще, но не между прочим,
Не забудьте, пожалуйста, среди прочих хлопот,
Я вас прошу, очень –
Разрешите крольчатам бегать к вам в огород.

* * *
Допоздна не уснуть, до звезды,
До блуждающей балерины,
Что справляет свои именины
На площадке озерной воды,
До звезды.

.................................
.........................
.
===============/// ==========

А вот мои строки, посвященные СМОГУ в те дальние уже, ох, дальние вёсны!


ВЕСНЫ ШЕСТИДЕСЯТЫХ

В. Алейникову, Л.Губанову, А. Пахомову
и другим поэтам группы СМОГ

Зачем, Весна, в сонатах городов
Ты снова музыкой дождей и отражений?
Фигур и фонарей, колен сближений,
И схлестов упоенья и тоски?..

Зачем мне жить, сплетая разность лиц?
И целовать соцветья губ уставших?
И обнимать и звать, любовь не знавших?
И выводить виольный голос лип?

О, женских ног туманные ножи
В арпеджиях весны, в предчувствьях лета!
К ним в забытьи ложатся этажи,
Асфальты стелятся …
Зачем, Весна, все это?

Зачем мне этот старый человек?
И тот, по пояс срезанный калека,
Катящийся немым проклятьем века
Среди окурков, шелестов и тьмы?..

..Зачем мне эти странные юнцы?-
Ключицы их так ломки,
так певучи!
Как метеоры их глаза падучи!…
Но отчего они мне так близки?

..Зачем , Весна, опять тобой кипеть?
И чьи-то плечи, снова обнимая -
Без края петь, о смерти забывая!
А вспоминая – истиннее петь?..

Зачем, Весна, в сонатах городов?

Москва 1965 г.
А ты не в Москве? М.
Остальное в моем блохххе...
marklyando
May. 7th, 2012 09:00 am (UTC)
Да...Пахомов бы тожебылбы здесь.
Привет Лева! С Рождением тебя!
А Вот ,глянь:

Были вчера на шествии и митинге за смену власти... Прошли по Якиманке от Французского посольства и повернули, перед Малым Каменным, на набережную Обводного канала. Оттуда видели, как все - ЗАСТРЯЛО. Народ не мог в массе своей пройти на Болотную к трибуне.Остальная толпа пошла дальше, к повороту перед Каменным мостом- на Болотную. И вот мы увидели, как на мосту остановились знамена и - ни шагу вперед. Блестели, как икра, черные каски Омона справа, у входа на на Б.Каменный мост. на пути к Кремлю. Много касок. Сообщили, что народ сел в сидячую забастовку. Петербургские делегаты вывесили на балюстраде Малого Каменного моста видный за километр огромный свой транспарант: ПЕТЕРБУРГ ПРОТИВ ПУТИНА.
От страшной давки в узком горле поворота на Болотную, перед Большим Каменным, перекрытым Омоном, как сказали потом - анархисты и леваки начали прорыв Омона - на мост. Часть прорвалась и тут НАЧАЛОСЬ:Быстро задвигались каски и - месилово и винтаж по полной форме...Удальцов,сообщают, взятый прямо на трибуне несостоявшегося митинга - уже в больнице.
Короче, привет ин-авгурации Главного авгура -по русски.

Что же сказать?

Господи,спаси Россию!...
lev_alabin
May. 31st, 2012 12:17 pm (UTC)
Re: Да...Пахомов бы тожебылбы здесь.
у мення есть адекватный ответ).
почитай пою пьеску.. сегодня я ее поместил в своем ЖЖ. К сожалению не знаю как тебе ссылку кинуть в твой ЖЖ. Я в фесбуке люблю. Там првда не распишешься. Только что вернулся из Коктебеля, там и день Рожденья справлял. И здорово погулял. Весь черный.Если хочешь, дам тебье адрес художника СТАСА, (Жуковского, 39) он тебя примет! У него прекрасно жить. Он обожает Губанова. Так что у вас будет о чем поговорить.)
marklyando
Jun. 1st, 2012 06:40 pm (UTC)
Re: Да...Пахомов бы тожебылбы здесь.
Спасибочки,Лева дорогоой! Пиеску посмотрю,токмо вот у Спрутина -свои ответы: должны теперь будут и православные и иудеи и все протчие упреждать власть куды они двинут гулять,или выпивать или свадьбу играть,или кого погребать, или так ходить по булеварду ли/ Кой нам царица-матушка Катерина Великая образовала для гуляний наших!/ полю, изъявляя какие просьбицы-лозунги, или же вощщще с закрытым ртом, а в случае им запрета не это-винтить их/бишь, нас!!!/безо всякого якова и штраховать на сотни тыщ ! "Слово и дело" коротче, как при старых царь-батюшках,мил-л-лый!
:))) С чем тя и поздравляю-ю-ю!
...И пошто Кобу-Сталина из мазолея выкидали?. Не понять...

М.Л.

К Стасу -художнику заглянем ежели будем в Коктебле благословленном!
:)))
( 6 comments — Leave a comment )